August 1st, 2019

Letters

Комментарии. Тушите свет.

Случилось у меня недоумение, которое за пару дней углубилось и расширилось. А тут меня озарило и я все поняла.

Началось все с того, что любезная сердцу моем jmribka написала очень милый пост о том, что ее старшей дочке исполнилось 15 лет. Немного приятных банальностей о том, как бежит время, фотографии и очень много любви. Я нажимаю кнопку "Ответить", и меня стремительно унесло в конец страницы. Пишу, а краем глаза зырю в комменты. И читаю: "А у меня муж родился в этот день". "И сия пучина поглотила меня в один момент". Это потом мы посплетничали и я узнала о "правиле 30 секунд", но именно с этого комментария все и припустилось-помчалось...

Мракобесие и джаз.
Зашла к Лукьяненко. Обширный телом дохтур возжелал киш-лорен и печалился, что, мол, де, вон, рекламы про него было аж до бровей, а стоило восхотеть, так сразу здесь за углом продаются решетки стальные. И сразу мне в глаз нна! Не, не дохтур. Комментарий:
- У меня тетя едет из Астрахани и привезет вам вкуснейший пирог с рыбой.
Так я поставила себе первый фингал под глазом фейспалмом.

За этим и третья волна меня не миновала. Из комментариев к видео, на котором приятная женщина в красивом белье пританцовывает перед зеркалом я узнала что:
- нельзя делать макияж, укладку и носить красивые трусы, если в квартире у вас нет ремонта
- если вы в процессе мейка разбросали по туалетному столику кисти, то вас настигнет кара Господня
- ну и встал вопрос: какую музыку должны слушать чистые люди?

С синим от фейспалмов еблом, я вопрошала всех и каждого, включая мою туповатую кошку:
- Да что ж это такое-то, бля?
Но все пожимали плечами недоуменно, даже моя туповатая кошка.

А сегодня я поняла почему.
Я прочитала анекдот, и поняла.
Ща и вам все быстро (ну, может, и небыстро, тут все от скорости чтения зависит) объясню:
Мотылёк заходит в кабинет к ортопеду и тот его спрашивает: "Что у вас за проблема?".
"Что за проблема? – отвечает мотылёк. – С чего бы начать... Я работаю на Григория Иллиновича, работаю целыми днями. Честно сказать, док, я уже просто не знаю, что я делаю. Я даже не знаю, знает ли об этом Григорий Иллинович. Он знает только, что у него есть власть надо мной, и, кажется, это приносит ему наслаждение. Я просыпаюсь от недомогания, хожу туда-сюда...
По ночам я иногда поворачиваюсь к какой-то старой женщине. Она в моей кровати, рядом со мной, женщина, которую я когда-то любил, док. Я не знаю, как так получилось...
Моя младшая, Александрия, она простудилась в прошлом году. Из-за простуды её не стало, как это случилось со многими из нас. И мой ещё один мальчик... Я его больше не люблю. Хотя мне больно об этом говорить, но когда я смотрю ему в глаза, всё, что я вижу, – это та же трусость, которую я замечаю, когда мимолётно взглядываю на своё же лицо в зеркале. Если бы я был сильнее своей трусости, тогда, может быть... Может быть, тогда я бы дотянулся до взведённого и заряженного пистолета, который лежит рядом на тумбочке, и может быть, я закончил бы этот ад...
Док, иногда я чувствую себя пауком, хоть я и мотылёк. Я будто свисаю на паутине над бесконечным огнём..."

И ортопед говорит: "Мотылек, да у тебя проблемы, друг. Но тебе нужно идти к психологу. Зачем ты сюда вообще пришел?"

И мотылек говорит: "Потому что свет был включен".