Category: религия

Category was added automatically. Read all entries about "религия".

Я - зайко!

Самый заГлавный Псто

Привет! Для НЕреальных друзей: меня зовут Мар, мне где-то 35 лет. Я весьма токсична, не лезу за словом в карман, не люблю овуляшек, естественное родительство головного мозга, психологию во все места, неграмотную речь, политику, вегетарианство с собратьями и роды в бетон. На самом деле, я не люблю дохрена всего, но мне лень вспоминать. Мои шутки могут причинить боль, только теперь я не сплю и риски отравиться у окружающих значительно возросли.

Политика френдования:
Рандомная.
Комментирование:
Рандомное.

Для тех, кто не вкурил сразу: я использую обсценную лексику. Я использую ее когда хочу и где хочу, не имея лингвистических зажимов, в том числе и в вашей, да-да, вашей уютной ЖЖуличке и ничего запикивать, пропускать слоги и буквы и как-то иначе визуализировать мат я не собираюсь. Если это причиняет вам жопаболь, не добавляйте меня в друзья.
Letters

На память о World of Warcraft

Ты cидишь на полу чинно cложив ладони на коленях и смотришь по сторонам. Коренастый рыжебородый дворф, смеясь, подмигнул тебе, заканчивая проверять прочность щита и остроту клинка. Ты застенчиво улыбаешься ему в ответ.
Хохотушка - ночная эльфийка в нетерпении подпрыгивает. Скоро, совсем скоро! Поднимаясь на цыпочках, она взмахивает руками, и теперь это ветви, готовые зашелестеть с каждым порывом ветерка, легкое тело оплетает кора. Леса Тельдрассила, Ашенваля, Фераласа... Их сила с тобой и да поможет она нам выстоять!
У тотемов расхаживает, цокая копытами шаман. Скоро его закружит в вихре атак, а стач духов-волков - верных, но непостоянных помощников, кинется по его команде вместе с ним.
Ты встаешь, направляешься к парапету большой круглой площадки и вызывающе поднимаешь руку. Вокруг ладони начинают свое вращение вихри, фиолетовыми струями опускаясь к ногам, рука все еще требовательно поднята, миг, и тени исчезают, а у ног кувыркается призванный демон. "На место!" - даешь команду, и маленький помощник теперь прыгает у ног шамана, подкидывая угольки. Бесенок будет стоять там, пока ты жива. Еще один повелительный жест, и под ногами расползается зеленой рунической кляксой пятно портала. Открываешь заветную сумку и что-то шепчешь в ладони. Небольшая вспышка и вот он. Маленький фиолетовый шар. Еще одно заклинание и на ладонях пульсирует камень огня. Достаешь клинок и проводишь по нему. "Немного огня - серединa пути. Немного огня тебя может спасти..."©
Высокий эльф встает со вздохом, поводит плечами, и начинается метаморфоза. Сколько раз вот так он делал на твоих глазах, но ты никогда не устанешь этому удивляться. Теперь это огромный свирепый монстр. Взрыкивая, он поводит лобастой головой из стороны в сторону, и взмахивает лапой. Острейшие, будто из титана, когти оставляют царапины даже на камне. Его место - рядом с воином. Сегодня у них одно дело, одна боль на двоих. А твоя задача: сделать так, чтобы она не длилась слишком долго.
Маг, концентрируясь, произносит последние слова заклинаний, и встает рядом с тобой. Ты чувствуешь его дыхание на своей щеке. По другую сторону - охотник нетерпеливо натягивает, так, что скрежещут кольца кольчужных перчаток, тетиву огромного лука и отпускает поочередно: сначала четырьмя пальцами, потом тремя, а потом и двумя. Чтобы удержать её, как полагалось, возле правого уха, требовалось усилие, равное весу взрослого человека. Страшноватый волк, явно из породы воргов, поскуливает у ног хозяина. Боковым зрением ты улавливаешь движение смазанных очертаний силуэта. Это разбойник. Смазанные ядом клинки сочатся зеленоватой жидкость, сейчас он скроется в тени, чтобы выйти из нее гарротой и вихрем смертоносных ударов.
- Один, два, три, четыре, пять... - считает он вслух, мрачная сосредоточенность сменяется смешками.
- Да, я ни о чем не думаю! - добродушно огрызается паладин, и небольшая вспышка благословений озаряет головы приключенцев.
Седовласый эльф в светлых одеждах жреца произносит последние слова молитвы и ты чувствуешь, как тело наполняется стойкостью, крепнет дух, легкая дымка окружает всех, защищая от Тьмы. Маленький фиолетовый шар лежит на твоей ладони. Кому ты подаришь этот шанс? Всегда можно оставить его себе... Но нет! Ты легко ломаешь сферу в ладони. Выбор сделан. Новая жизнь - для целителя.
- Ну что ж? Все готовы? Три... Два... Один... Поехали!!!
Двустворчатые двери с глухим лязгом открываются, чтобы выпустить... Орка?! Опять Орда?! Мы же только что подбили их летучую посудину! Ты прикрываешь глаза, чтобы вспомнить. Пылающий огонь и распускающиеся цветы. Лок-тар Огар! - кричат сотни тысяч глоток. За Альянс! - вторит им не меньшее число. Плечо к плечу у врат Гнева стоят воины Орды и Альянса, их сплотила одна беда. И она идет. Тяжелая мерная поступь, сияющие сапфировым светом глаза под личиной шлема. Король-Лич! А потом была атака, безрасудная и отчаянная. И вот он лежит, поверженный, а Фростморн жадно вытягивает остатки его души. Что ж... Мы подарим тебе покой, достойный враг.
Секунда, и воздух взрывается лязганьем клинков о доспехи, в цель летят вереницы стрел: простых, с металлическими наконечниками, и чародейских, что жалят также остро.
В цель летит твое проклятие и сами стихии ополчились против врага. Еще одно - и воздух запылал, оставляя на его теле страшные ожоги. Стрела Хаоса крутящейся черно-зеленой змеей ввинчивается под доспех.
Все громче звучат слова заклятий. Но что это? Ты чувствуешь солоновато-металлический привкус крови на губах. Из груди вырывается сион, и вместе с ним - твоя кровь, твоя жизнь! Огромный кровавый сгусток плывет к чудовищу, наполняя его силой. Жуткий хохот! И у ног орка появляются две омерзительные твари. Страшные в своей нелепости, и алчущие. Им все равно, кого жрать, но как и всякая мразь, они выбираю того, кто беззащитен, а значит - ползут к целителям. Краем глаза ты замечаешь движение - отрыв! Охотник оставил ловушку. Камень под тварями покрывается коркой льда, замедляя, но не останавливая. Теперь огонь уже летит в них! Несколько мгновений и отвратительное создание выбирает другую цель. Тебя. Зеленоватая вспышка, и твое тело осыпается горсткой пепла, появляясь целым и невредимым в портале, который столь предусмотрительно ты создала. Огонь продолжает пожирать несущуюся к тебе тварь, и она падает замертво, нелепо всплеснув щупальцами у твоих ног. Неизвестно, кто добил ее: маг, охотник, или ты сама: тут нет отдельных заслуг.

Вновь все повторяется: кровь на губах, ползущие чудовища... Кажется, что этому не будет конца. Вновь и вновь ты шепчешь злые слова проклятий, но сил больше нет. Ты должна помочь! Должна! Любой ценой! Но где взять тень?!? Тело беззвучно кричит, содрогаясь в муке, каждая пора сочится кровью, пропитывая ткань заговоренных одежд.

Но вот ты чувствуешь целительное прикосновение сил природы, обновление искорками покалывает кожу. Смертная тень отступает. Казалось, вот сейчас, еще мгновение и противник падет, но как бы не так! Монстр будто вырастает в размерах, нанося сокрушающие удары то по воину, то по медведю. Мгновение, и, словно молот, на тебя падает метка.
- Держись, только держись! - плетет вязь заклинаний ночная эльфийка.
- Не смей умирать! - кричит жрец, - не смей!
И ты держишься. Камень здоровь - последняя, крохотная надежда! Последние усилия! Последнее заклинание! Все. Победа.
Сквозь гул в ушах доносится уверенный голос короля Варианна, плач леди Джайны. Кровавая пелена постепенно уходит, и теперь можно разглядеть, как затягиваются страшные рубленые раны на серебристой шкуре медведя, как рыжебородый дворф с недовольным кряхтением снимает с головы окровавленный и покореженный шлем, как приходят в себя твои друзья. И ты идешь к ним. Это ваша победа. Неизвестно, куда заведут вас дороги Азерота, встретитесь ли вы вновь, но сейчас этот триумф -ваш, и только ваш. У ноги радостно подскакивает, кувыркаясь бес - неизменный спутник, один на всю жизнь, с которым связала когда-то выбранная тобой судьба. Быть Чернокнижницей.

Альпинист, Элливорд, Христ, Сондра, Хэдгар, Иксош, Божественный, Тенеход, Чикимос. Спасибо вам, ребята.

Искренне ваша, Мар.
Letters

Десять адамов

В давние-давние времена Бог слепил десять Адамов. Но вскоре им стало скучно в раю, и рассказали они об этом отцу своему.

Господь дал им тесто и сказал:

– Пусть каждый из вас слепит женщину, кому какая нравится. Но не забудьте добавить в тесто по куску сахара с этого блюдца, чтобы жизнь с женою была сладкой. А мне останется только вдохнуть жизнь в ваши творения.

Когда все десять женщин были готовы, Бог посмотрел на блюдце и разгневался:

– Здесь было одиннадцать кусков сахара. Но один из вас сплутовал и взял два куска. Кто это сделал?

Адамы молчали. Тогда Господь забрал их жён и, вдохнув в них жизнь, раздал каждому не ту, которую он лепил, а какая попалась.

С тех пор девять мужчин из десяти думают, что чужая жена слаще, потому что в ней лишний кусок сахара. И только один из Адамов знает, что все женщины одинаковы, ибо лишний кусок сахара съел он сам.
Я - зайко!

Житие мое...

Эдакие эссе из жизни:

Клиенты ебут моего секретаря.Она ебет меня.Я ебу и секретаря, и техотдел, и админов...
Звоню админу - заявку клиентскую долго держат..Он сделал, но нажаловался своему начальнику. 
Начальник прибежал ко мне в истерике: "Не беспокойте наших ребят!!" Ага, щаз...
Сижу.. прусь.. Написала админу: "А ты, кудрявенький, оказывается, ябеда... Не люблю тебя больше, не буду звонить..."
Теперь над парнем издевается все админЪское кубло.

Папа мой на днях тоже выдал... Он у меня когда в плохом настроении, пиздит не переставая, просто как радио.. И вот, он в очередной раз чем-то недовольный, лег спать... А я варила картошку в салат... ну и сожгла слегонца, потому как забыла..
Диалог:
- Маша.. Маша.. чем горелым пахнет...
- Да это картошка немного подгорела..
- Подгорела? Да? - начинает заводится, - следить надо было.. Вот же ж люди.. Все сожгут.. Ничего святого...
Да, но зато есть святая картошка и огурцы с молоком.

Вчера купила линзы. Одела их в оптике, смотрю по сторонам, и понимаю что ВИЖУ. И тут я возрадовалась, и воскликнула, обращаясь к бессловесным небесам, точнее, в их отсутствие, к потолку, но тоже бессловесному: "It`s a miracle, Alleluia!"
Думается, в следующий раз мне будут там рады.

Возвращалась домой вечером, и на Просвещения, у ларьков печатной продукции стояли солдатики.А как многим (ну хорошо.. немногим.. но теперь я таки призналась) известно: моя сама большая любовь - это военные, а точнее - моряки. Но это была пехота... Построившись, с фляжками и совочками... И гремел, гремел на весь вестибюль марш "Прощание славянки", который играл на трубе музыкант...
Я прослезилась, это было очень трогательно.

Сегодня я подключила нового клиента. Занимательнейший был диалог.
-Привет, Стас, надо бы параметры на ООО "Агро Комерсио Паласиос Маркес Пальмар Ко LTDa"
- Sí, señorita! Pronto!
Тут без комментариев...
Я - зайко!

Интервью.

Хотела на Дозорном запостить - но там адресат редко бывает, потому как токмо для него старалась. Надеюсь, не обидится.
Для тебя, zhizd

Марушка: Я веду репортаж в суровых условиях Темного бункера. Он посвящен одной из самых, не побоюсь этого слова, хотя я опасаюсь очень многих (например: айкидо, дзюдо, харакири, и одно из самых пугающих - это, конечно же, трансцендентальный), одиозных фигур Дозорного социума – Темного Поковника Дмитрия Жизда. Микрофон, диктофон, ручку и записную книжку у меня отобрали на входе лично взращенные Дмитрием овчарки, постоянно жующие самокрутки из бергамотовой конопли, поэтому писать мне приходится карандашом на обрывках газет. И, естественно, первый вопрос нашему герою: - как вы докатились до такой жизни?

Дмитрий, по доброму сверкая стеклами противогаза:
- Ну не будем об этом, а то ведь как сказано в писании: «Не пизди, а то ведь допиздишься».

М: - Хорошо, другой вопрос: почему вы согласились на интервью?

Дмитрий: - Поскольку редкая сволочь долетит до середины пути моего заминированного на подступах со всех сторон бункера, то я решил, что пора уж нести в массы прекрасное и вечное – то есть меня?

М: - Великолепно, Дмитрий. И что же самое важное, на ваш взгляд, о себе вы хотели бы поведать нашим читателям?

Дмитрий:
- Пользуясь случаем хочу сказать спасибо за внимание к моей персоне, ради такого случая я, верный заветам Петровича даже подмылся. Во мне мне нравится все. Не считая остеохондроза. Я вообще люблю себя, любимого. Талантов у меня немеряно, всех и не перечислишь, да я и не собираюсь. Собственно, чего ради я согласился на интервью – так это для того чтобы поделится со всеми своим остеохондрозом.
//Щедро выдает мне мою порцию

М: Спасибо, Дмитрий. Вы действительно прекрасны. Особенно удивительно вы мотаете портянки. Я бы никогда не сумела их так элегантно закрутить галстуком под противогазом. А скажите нам, откройте эту великую тайну – ну почем, прочему вас называют серым козлом в противогазе?

Дмитрий: Потому что это талант: выделятся из окружающих тебя серых козлов. Надо просто надеть противогаз – и вот ты уже знаменитость.

М: Скажите, почему вы так любите сраццо в комментах? И прекратите пожалуйста вашим сапогом упиратся мне в самое святое.

Дмитрий: Милочка, как раз самое святое во мне – это сапоги. Вот буквально на днях камрад Сантехник-Душ полил мне их святой водой в надежде, что я растаю. Как оказалось – зря, но сапоги теперь и блестят отменно, так мало того – еще и гнойный понос лечат, волшебным пендалем.

М: Хорошо, в таком случае упирайтесь, а то мало ли что… Но вернемся к вопросу.

Дмитрий: Вопрос странный – конечно же из любви к искусству. 

М: А правда ли, что за внешней…эээ…суровостью вы прячете ранимую душу и нежные подзамочные посты к некой С.?

Дмитрий: Возможно. Наверно потому что окружающий мир слишком переполнен гей-парадами, евреями, радикальными национал-патриотами, и каждый так и норовит насрать тебе в комменты. Приходится принимать превентивные меры.